Viatcheslav (viatcheslav) wrote,
Viatcheslav
viatcheslav

Итальянцы в Тольятти: ищем новый смысл города

Оригинал взят у unknownrussia в Итальянцы в Тольятти: ищем новый смысл города

Преподаватель итальянского языка Марко Резидори поделился с «СитиТрафиком» своими мыслями о жизни в городе и рассказал, что происходит летними вечерами под звездным небом у камня Пальмиро Тольятти за «Волгарем».

Преподаватель итальянского языка из Милана Марко Резидори создал проект «Итальянский парк» — своего рода клуб, участником которого может стать любой, у кого есть желание поделиться идеями о развитии Тольятти на… итальянском языке. Таким образом, по мысли Марко, люди изучают иностранный язык и наполняют новыми смыслами пространство, в котором живут.


Marco Residori



«СитиТрафику» удалось встретиться с Марко и расспросить о подробностях этого необычного для города проекта. Кстати, сам Марко замечательно изъясняется на русском языке.

— Добрый день, Марко! Давай по порядку: как получилось, что ты живешь и работаешь в Тольятти? Ты приехал по какой-то программе? Расскажи нашим читателям об этом.

Marco Residori

— Около года назад я приехал в Тольятти, чтобы преподавать итальянский язык. Я работаю в итальянском обществе «Данте Алигьери» при Современной Гуманитарной Бизнес Академии с разными группами студентов и в разных образовательных учреждениях города. Примерно четыре года я был в Восточной Европе, пожил на Украине, в Белоруссии, в Молдове, а потом захотел переехать в Россию. Но не сразу в Москву или Санкт-Петербург. Поэтому я решил приехать в Тольятти – город, который имеет отношение к моей стране, Италии.

— Почему именно Восточная Европа, Россия? Как твои друзья в Италии отнеслись к тому, что ты работаешь в России?

— Мне кажется, уже лет 10-15 очень много молодых итальянцев уезжают в другие страны: в Россию, Европу, Америку. У многих семей дети живут вдали от родителей, мы не первые. Я думаю, мы уже привыкли к этому. После войны многие мигрировали. Потом, с конца 50 до начала 90-х, люди оставались в стране, но как только начался кризис, молодые и образованные итальянцы снова начали уезжать. И поэтому люди, я думаю, уже привыкли, что это нормально – мигрировать. В общем, никакого особенного отношения конкретно к России сегодня нет. Понятно, что это большая страна, которая играет важную роль в мире, но люди в принципе уезжают туда, где можно развиваться.

Когда я первый раз приехал в Восточную Европу, на Украину, я там первый раз начал работать преподавателем итальянского языка как иностранного. Когда ты работаешь преподавателем, тебе нужно всегда общаться со студентами. Я тогда русский не знал, но попробовал начать изучать. Мне это очень понравилось, и потому я до сих пор продолжаю его учить. Кстати, я буду стараться получить сертификат о моих знаниях по русскому языку в следующем году, уровень – С1 (5 уровень из 6 общепринятых).

— Ты живешь в Тольятти уже год. Расскажи, пожалуйста, о жизни не иностранца, а «гражданина Автограда». Какова она, по-твоему?

— Я осознанно решил приехать сюда, не в Москву или в Питер. В Тольятти нет такой большой группы иностранцев, и здесь я общаюсь только с «местными». Когда ты живешь как иностранец, интересно такое общение с жителями. И, кроме того, мне очень понравилось, хотя сначала меня это немного пугало, что здесь нет центра. Но это оказалось очень интересным. Это такой урбанистический план, который заставляет тебя найти свои точки в городе и внутри себя.

Marco Residori

— Ты упомянул общение с горожанами. Как оно складывается? Есть какие-то барьеры?

— Мне кажется, большинство людей очень просто реагируют, им любопытно узнать мою историю. Кроме того, мне кажется, нужно знать русский, если хочешь общаться с людьми, на английском не так-то просто. Барьеров не было никаких, потому что не было лингвистического барьера. Люди здесь мне кажутся достаточно гостеприимными, готовыми слушать и узнавать тебя.

— Появились ли у тебя друзья в Тольятти, с которыми ты планируешь общаться, будучи в Италии? Как вообще ты относишься к интернациональной дружбе?

— Вначале было не так просто найти «тусовку», создать не только профессиональные отношения. Сейчас, мне кажется, у меня есть свои друзья и «тусовка». Например, я очень хорошо общаюсь с Отделом современного искусства на ул. Свердлова, 3, там мои хорошие друзья, с которыми мы сотрудничаем. Я думаю, только месяца 3 назад я начал подключаться к городу и к тому, что здесь происходит.

— Были ли у тебя какие-то стереотипы, которые разрушились по приезде? Медведи, водка?…

— Не знаю даже. Я вроде бы был готов приехать в Россию, ведь я жил в соседних странах. Может быть, у меня было несколько другое представление о жизни. Сложно понять, что происходит за Москвой, за Питером. На самом деле, год здесь – это большой опыт. Но таких дурацких стереотипов нет. Мне кажется, это все пропадает, когда ты изучаешь язык, живешь рядом, Да, с одной стороны холод в России — стереотип, но в то же время это — реальность.

Marco Residori

— Сейчас много говорят об «утечке» молодежи из Тольятти в более крупные города. Скажи, как ты считаешь, правильно ли делает молодежь, уезжая отсюда?

— С одной стороны, здесь сейчас такой момент, в котором очень трудно представить варианты развития будущего. Первый, основной элемент его истории, завод АВТОВАЗ, переживает изменения, в связи с чем некоторые люди стали безработными. Но, с другой стороны, это момент, в котором можно переоценить суть города, найти новый смысл, благодаря которому Тольятти может справиться данной ситуацией. Можно взять похожие истории индустриальных городов, например, Турина в Италии. Он отреагировал на создание нового смысла и сейчас стал другим.

Мне кажется, интересно остаться в городе и участвовать в процессе создания нового смысла «Автограда». Но, конечно, я не могу никому сказать: «Давай, оставайся здесь», потому что я понимаю, что молодежи интересно, что люди делают за пределами города. Это может быть полезно, если молодые люди уезжают, получают какой-либо опыт и возвращаются с ним на свою малую родину. Наверное, это тот же путь, по которому двигаюсь я.

Marco Residori

— Ты упомянул, что можно найти для Тольятти новый смысл. А в чем лично ты его видишь?

— Я вижу огромное количество пространств, которые заброшены и свободны. Всегда, когда гуляю по городу, я размышляю, что стало с этими зданиями и почему люди не думают, что можно было бы сделать с ними. Нужно, наверное, просто найти энергию людей и готовность переосмыслить их использование. Например, «Сатурн» — что там? Ничего нет.

— Давай все же немного конкретнее: что бы ты сделал вместо того же «Сатурна»? Театр, еще один дворец спорта, институт? Какой бы смысл ты придал?

— Мне кажется, это необязательно должно быть государственное здание. Люди могли бы договориться и создать какое-то пространство, которое отвечает городским нуждам. Мне кажется, дворца спорта достаточно. Я вижу, что там можно основать какой-то центр для молодых, создать что-то похожее на бизнес-инкубатор. Некое пространство, в котором осмысляются потребности через общение с жителями города, а потом реализуются в проекты.

— Как нам известно, ты тоже сделал шаг в развитии досуга и культуры у молодежи — создал проект «Итальянский парк». Расскажи, пожалуйста, в чем заключается идея и почему ты выбрал именно такое название.

— В апреле, когда из Австрии приехал художник Ханнес Цебедин, мы долго с ним общались и пробовали найти варианты, чтобы немного выйти из Отдела современного искусства, предложить жителям какой-то проект, который помогает переосмыслить пространство города. Нам показалось, что будущий Итальянский парк (пространство у дворца спорта «Волгарь» – ред.) — идеальное для этого место. Там должны построить настоящий парк — это проект, который выиграл конкурс в 2014 году. Парк, который относится к истории города. Это хорошая идея, современная, экологическая. Мы предложили проект, благодаря которому люди будут знать, какое место в городе называется Итальянским парком, будут понимать, о чем идет речь, а у парка будет так называемая душа и смысл.

Так и зародился наш проект. По субботам у нас проходят открытые уроки итальянского языка с обсуждением городских проблем — с 15:00 до 17:00, а по четвергам примерно с 21:30 до 23:30 — показ итальянского кино.

Например, 9 июня мы увидим фильм о том, что волнует сегодня итальянскую молодежь, какие смыслы она создает, с какими сомнениями ежедневно борется, под названием «Tutta la vita davanti» — «Вся жизнь впереди» режиссера Паоло Вирци. Фильм снят в 2008 году.

Встречаемся у памятного знака Пальмиро Тольятти (Дворец спорта «Волгарь», Приморский б-р, 37), с собой берем стульчики, пледы, чай, печенье.

Еще один смысл проекта – город может стать площадкой, которая помогает людям заниматься творческими делами, переосмысливать пространство города. В Европе и Америке таких проектов много.

Marco Residori

— А как проходят обычно ваши уроки? Это лекции как в лингвистическом центре или это какая-то твоя особая методика? В чем заключается особенность твоих уроков?

— Цель уроков – изучать город, а средство – итальянский язык. Конечно, во время занятий я даю ученикам основные правила по грамматике итальянского, ведь им нужно входить в язык, но мы всегда обсуждаем город. Например, на предыдущем уроке, в субботу, мы попробовали найти слова, которые относятся к нашему проекту, а затем попытались понять, как эти же самые слова относятся к Тольятти. Таким образом я рассказал об итальянских существительных и артиклях. Это не обычный курс, как в языковой школе. Наши занятия созданы специально для обсуждения вопросов, которые «живут» в городе.

— Сколько у тебя обычно бывает посетителей на занятиях?

— В мае у нас было 35-40 студентов на занятии. Этого достаточно, но для одного преподавателя это не так просто, тем более, если речь идет об открытом воздухе. Сейчас, в июне, чуть меньше, 20-25. Это понятно, люди готовятся к отпуску, уезжают на дачи. Но неважно, какое количество. Главное, что всегда приходят новые люди. Важно качество. В субботу, например, у нас было 25 студентов и 15 из них – новых. Подключаются новые люди, а это здорово.

— А как люди, которые не связаны с тобой или итальянским языком, воспринимают твою инициативу? Они поддерживают тебя или, наоборот, скептически относятся?

— Участников проекта я мог бы условно разделить на три группы.

Первая: у них интерес к итальянскому языку, им интересно послушать и поболтать. Вторая: они больше заинтересованы в городских проектах, поэтому они одобряют создание проекта. Третья: люди, которые оказывают поддержку. Они делают репосты в социальных сетях, рассказывают о нашем проекте. Возможно, они не так активны на занятиях, но все равно играют важную роль. Я могу сказать вот что: очень важно иметь «жидкое участие».

— «Жидкое участие»? Что ты имеешь в виду?

— Этот термин часто употребляется в такого рода проектах. Это такое участие, при котором люди, которые участвуют в проекте, пусть не постоянно, рассказывают другим людям, тем самым расширяя круг общения. Все подключаются, когда у них есть время, желание, интерес. Нет постоянной группы: люди участвуют тогда, когда могут. Они подключаются, передают то, что могут, проекту и отключаются. Затем подключаются другие. Я верю в авторство самого процесса. Конечно, есть команда, которая организовывает, придумывает что-то, но без участников это не имеет смысла.

Marco Residori

— Были ли ситуации, когда участники сами давали идеи для уроков? Или все продумываешь только ты? Может быть, имеет смысл участникам следующего урока подготовить список тем для обсуждения?

— Да, так должно быть, это и смысл проекта. В начале, конечно, людям нужно узнать смысл. Я хотел бы, чтобы зритель презентации становился полноценным участником проекта. Сейчас люди подключаются, принимают участие, но у них еще перспектива зрителя. Пока что не дошло для внедрения своих идей. Но это объясняется тем, что это новое дело Тольятти. Нужно привыкнуть.

— Марко, а не возникает ли у тебя трудностей с тем, что к тебе приходят люди разных возрастов, языковых уровней, интересов, социальных статусов? Не создает ли это каких-либо методических проблем?

— Это очень хороший вопрос. Именно его я задал себе, когда обдумывал создание проекта. Как сказать… Это очень сильно отличается от того, что ты видишь на языковых курсах. Но мы говорим о городе, и этот смысл объединяет участников. Когда я даю грамматику, я стараюсь объяснять все так, как будто никто ничего не знает. Может быть, это скучно для «продолжающих», но когда у тебя такая разнообразная «тусовка», очень сложно, чтобы все были довольны. Поэтому, если я знаю, что студент это уже изучал, я приглашаю его к участию таким образом: когда мы собираем слова на русском, они переводят эти слова для меня. Им нужнее практика, чем повторное объяснение правила. Таким образом, я стараюсь всех людей подключать к занятию.

— Есть ли у тебя какой-то универсальный совет российским студентам в изучении итальянского? Может быть, большинству не хватает чего-то определенного?

— Я думаю, что студенты, которые знают уже какой-то язык, очень просто подключаются к изучению итальянского, им легче понять структуру. У многих есть желание изучать язык, чтобы общаться. А для тех, кто изучает итальянский как первый иностранный язык, я даю упражнение на понимание основ языка, особенно тех аспектов, которых нет в русском. Например, артикли: очень больная тема. Очень сложно понять концепцию артиклей, поэтому проще понять информацию через игровую форму.

— Раз уж мы заговорили про методику. Марко, дай 5 советов или назови 5 качеств, которые помогут русским людям изучать итальянский язык. Каким должен быть примерный студент курса итальянского?

— Во-первых, общительность. Нужно не бояться общаться с людьми, ведь в городе есть возможность общаться с итальянцами. Например, в нашем обществе и в СГБА часто бывают гости-итальянцы. Во-вторых, не думать, что самоучители могут решать все проблемы. Как студент других языков, я думаю, что все равно нужно изучать язык и общаться в группе. В-третьих, использовать социальные сети и возможности Интернета по максимуму для общения с людьми не из твоего города. Или для поиска материала, который люди выкладывают. В-четвертых, следить за новостями. Сейчас появляется все больше программ, которые помогают попасть в Италию по обмену. И в-пятых, нужно прилагать усилие. Изучать язык может быть «больно» в начале, но надо преодолевать себя. Нужно заниматься не только на уроках – хотя бы один час после урока тратить на повторение материала и домашнее задание. Если люди не готовы к такому, то сложно изучать язык.

— Насколько нам известно, ты сделаешь небольшой перерыв в проведении проекта «Итальянский парк» в связи с отъездом. Планируешь ли продолжать проект после своего возвращения в Тольятти?

— Да, конечно. Я уезжаю в начале июля – поеду в Питер, чтобы работать и учиться. В августе – домой, в Италию. В сентябре я планирую приехать и снова преподавать. И, конечно же, продолжить проведение «Итальянского парка». Конечно, погодные условия могут быть проблемой для нас, потому что сложно заниматься такими проектами зимой, но я хочу это попробовать сделать и даже пригласить своих друзей-иностранцев, чтобы к следующему лету проект развивался, а люди подключались и были готовы к участию.

Справка:

К проекту «Итальянский парк» можно присоединиться в мае-июне. По субботам с 15:00 до 17:00 приходите поговорить о городе. По четвергам 21:30 до 23:30 (примерно) — посмотреть кино. С собой берите стулья, чай, сладости. Все подробности уточняйте в группе Итальянский парк.

Marco Residori

Элина Бычкова, http://citytraffic.ru/news/full/14869 фото: группа Итальянский парк



Запись опубликована на сайте Неизвестная Россия. Вы можете оставить комментарии здесь или тут

Tags: Италия, Тольятти
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments